Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

День десять. Месяц одиннадцатый

* В десятом классе во мне было 152 сантиметра роста, а в учительнице литературы Татьяне Георгиевне - где-то 195. И когда она в первый раз ко мне обратилась по своей преподавательской привычке на "Вы", я, точно помню, пару секунд не мог понять, к кому это она, и где это тот "Вы". Примерно те же ощущения возникают, когда в магазине ко мне обращаются на sir. Рожей не вышел в сэры будто.
* Здесь очень быстро темнеет (светает, должно быть, тоже быстро, но мне не удалось ни разу застать). Это потому что Нью-Йорк, как известно, находится на сороковой параллели. А Сочи, например, на сорок второй. Оттого и осень здесь мягче и приходит позднее. Но сегодня этот день все-таки наступил. На улице с утра стоял туман и морось, а после обеда пошел дождь. Любой город чуть сложнее любить в ноябре.
* Зато было совсем нежарко бежать. Эта идея - пробежаться по централ парку - была одной из главных в поездке, одним из того, ради чего все и затевалось. От квартиры в Бронксе до 109-й, кажется, улицы около семи километров, плюс еще немного по парку. Мышцы, отвыкшие от такого, дали о себе знать. Вторая песня в плеере была "Прощай, Америка!".  Но нет, еще неделю я здесь поброжу)
В парке много бегунов, я было даже решил, что это какое-то соревнование, но нет, это просто утро вторника.
В городе бегают очень много. На набережных, в парках. Даже сейчас, уже после первоноябрьского марафона, все еще полно бегунов. Представляю, что здесь творилось за пару недель до старта, когда все постепенно выходили на пик формы.
Для них же в городе много спортивных магазинов. Есть несколько прямо на юнион сквер и напротив Эмпайр стейт билдинг.
Одновременно в городе хватает и очень больших людей. Так что если нарисовать распределение весов жителей Нью-Йорка, то оно будет далеко от нормального. Как впрочем, и многое другое здесь.
* Все мои познания в устройствах парков ограничиваются "Аркадией". Но этого достаточно, чтобы понять, что Центральный парк в классической английской манере. Все эти холмы, пруды, камни и скалы. Деревья как бы невпопад.
* В музее Intrepid слово Коммунизм пишут примерно так же, как в советских музеях писали Фашизм. Борьба с Коммунизмом, опередить Коммунистов, вот это вот все.
А потом удивляются, когда им про 28 дней отпуска рассказываешь. За что боролись.
* В городе нет мемориальных табличек. Совсем. Видимо, их надо было бы очень много - в одном только Нью-Йоркском университете работало и работает 13 Нобелевских лауреатов.
Нет такой таблички и по адресу 44 Morton street, где жил Бродский (если, конечно, не врет Лосев, но зачем бы ему вдруг). Это в самом центре, сложно найти. По этому же адресу звонили из Шведской академии сообщить о вручении медали. В списке нынешних жильцов из знакомых только фамилия Бакунин.
Вот и я вам пишу отсюда, с любовью, десятого ноября, дорогие, уважаемые, милые.
А вообще немного грустно.
p.s. Завтра утром автобус из Чайна-тауна едет в Вашингтон, а оттуда на следующее утро будет самолет в Сан-Франциско. Я не очень уверен, как у меня будет завтра с интернетом, так что если вдруг - не теряйте.
Collapse )